Teplomarcet.ru

Про Тепло дома
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Политрук рожа просит кирпича

Политрук рожа просит кирпича

«Нейтралы» – зона хищников

Беспризорники России - i_003.jpg

Сестре было два с половиной года, а Валерке шесть, брату старшему – девять. Все страдали от голода, но никто не плакал. Мать стояла у окна и посматривала на улицу, дети – на ящик с углём, стоявший у самого поддувала плиты. Они знали, что в ящике, завёрнутые в полотенце и водонепроницаемую бумагу, – коржики. Мародёры со стороны города Енакиева появлялись в определенное время. Мать высматривала, когда оккупанты покажутся, потому что настенные ходики они тоже унесли. Случалось, что по дворам шастали одни и те же грабители, которые помнили – в этом доме нечего взять.

Линия фронта проходила невдалеке, оконные стекла с наклеенными бумажными крестами от взрывов цокали, горшки и цветы на подоконнике вздрагивали. Но мать на этот раз прозевала появление солдат. Итальянцы обошли дом с тыльной стороны и появились в дверях, резко их распахнув. В который раз они сбросили с кроватей постели, перерыли тряпки, обшарили мебель, заглянули в духовку и под плитку. Нинка, закрыв ручонками лицо, чтобы не смотреть на ящик с углём, как учила мать, хныкала, Валерка и Вовка чесались с усердием.

На этот раз итальянские солдаты унесли последнюю наволочку. После них должны прийти румыны, а за румынами поляки, потом чехи, мадьяры и ещё чёрт знает кто. Прошманают итальяшки, румыны и всякие разные, последними появляются «черти» – солдаты из голубой дивизии Франко. После голубых мать успевала вытащить из-под угля тряпку с коржиками или печёной свеклой, раздать детям. Те тут же съедали. Главное, чтобы прошли румыны и «черти». Они, если находили что-нибудь съестное, пожирали тут же, даже очистки от картошки. Мать говорила: «Так их зима вымораживает. Голодные, как бездомные собаки. Цыгане, вылитые цыгане, а почему-то называются разно, даже румынами. Наверно потому, что немцы их не убивают, а заставляют воевать…» Сестра захныкала, Валерка дёрнул мать за платье: – Нина плачет.

Мать оттолкнула его:

– Отстань, – а на сестру прикрикнула, – замолчи: будешь реветь, когда румыны ворвутся. – И на сыновей: – Вы тоже плачьте, только не очень громко, а то изобьют, как в прошлый раз…

Сестра замолчала. Она, хотя и малышка, но помнила, как озверели «немцы». Нинка сидела у холодной плиты. Ей казалось, что у плиты всегда теплее. Шесть месяцев дети прожили в оккупации на нейтральной полосе, а повзрослели на годы. С одной стороны, на горе, – отребье со всей Европы, которое называется «немцы», с другой – через глубокий овраг, и тоже на горе – наши. Посёлок посередине в низинке. Поселок назывался – Стандартный. Мужчины Стандартного, почти все до прихода немцев работали на шахте, а женщины – домохозяйничали. Сейчас мужчины воюют с фашистами, а семьи вот так у окон высматривают мародёров.

– И-идут, – выдохнула мать, – вы играйте, играйте… Табуретку возите по комнате, а ворвутся, начинайте плакать… Она быстро отошла от окна, взяла какую-то тряпку, иголку с ниткой и стала штопать.

Румыны вломились и к столу. Повыдвигали ящики. От ворвавшихся пахло стылой землёй, несло запахом немытых тел, едкой махоркой:

– Матка, кушат. – показывали они грязными руками на рты.

И – к плитке. С пустых кастрюль со звоном полетели крышки, следом грохнулись и кастрюли. Солдаты со злостью поглядывали на хозяйку. Они не верили, что скелеты живут.

Нинка зашлась в плаче, ребята захныкали. Румыны, придерживая винтовки за ремни, заглянули в другую комнату. Порыскали, похлопали дверью шифоньера. Переговариваясь о чём-то, ушли, не закрыв входные двери. Вовка быстро захлопнул их. На улице март месяц. Холодно. Вояки, когда врывались в квартиру, невольно кидались к плитке, коснувшись холодных кирпичей, сообразив, что топили вчера, вытирали мокроту под носом, недовольно о чём-то лопотали. Уходя, подфутболили валявшуюся на полу посуду. Их раздражало все.

Мать вздохнула, отложила шитьё, ещё раз посмотрела в окно – не несет ли нечистая еще каких-нибудь вояк – и быстро, с помощью кочерги, извлекла узелок с коржиками из-под угля. Они были приготовлены не из одной муки, а с тёртой свеклой и напоминали розовые довоенные пряники.

Она торопливо раздала коржики, малышке побольше, от неё зависел сон семьи.

Пока дети жевали она не отходила от окна и всё вздыхала:

– Чем вас завтра кормить? – вскинула руки. – Ума не приложу…

– Может быть, они ещё пойдут в наступление, – сказал старший брат о солдатах.

– По всему видно – сегодня уже не пойдут. – Мать посмотрела на часы. – Третий день не наступают, метели, наверное, боятся.

Когда мадьяры, румыны или итальянцы идут в наступление, а потом отступают за дворами, на поле остаются убитые, раненые. Наступающие стараются вытащить раненых, но местность настолько пристреляна нашими, что часто остаются в снегу и те, которые вытаскивают раненых.

Под покровом ночи «большие» ребята, лет по 10–12, обыскивают закоченевшие трупы. Случалось находили в карманах сухари, краюху сдобренного солью хлеба, галеты, махорку, зажигалки, а то и спички… Как-то, после очередной атаки на поле боя, осталось много трупов итальянских солдат. Из разговоров мальчишек Валерка узнал, что итальяшек снабжают лучше, чем остальных. У них можно найти в карманах, а иногда и в ранцах консервы, даже сахар. Как-то «большие» пацаны притащили с Казачьего Поста от наших ведро с пшённой кашей: «Как это им удалось? – гадал малыш. – Прослежу за ними». – Заводилами считались братья-близнецы Ванёк и Колька.

Он видел, как пацаны, в сумерках, ползли к щелям, которые перед приходом оккупантов власти заставили вырыть для укрытия населения от налётов немецкой авиации. Из этих щелей удобнее было наблюдать за атакующими врагами. Но после того, как подростков чуть было не постреляли румыны, они перестали в них прятаться, наблюдать за боем. Особенно испугались первоклассники.

Больше ни в коем случае старшие не брали с собой малышей. Валерка тайком следил, когда они пойдут. Подростки заменили в семьях отцов. В посёлке был один магазин. Его растащили до прихода оккупантов. И тащить особо было нечего. Как тут достать себе еду и накормить семью?

Дома-крепости Казачьего Поста погружались в сумерки, схватывалась метель… С гребешков затвердевших сугробов, мучнисто рассеиваясь, сползали белые языки позёмки, достигали обгорелых развалин разбитых снарядами домов. Редко били со стороны города орудия, посылая снаряды в затягивающуюся тёмно-серой пеленой даль. Снаряды взрывались на таком расстоянии, что не слышно было разрывов, где-то там на линии фронта. Подростки разведали, что на Казачьем Посту в подвалах продовольственные склады.

Читайте так же:
Состав огнеупорного раствора для шамотных кирпичей

Голод и смерть вместе. Только голод как мучитель, а смерть как избавитель от жестоких мучений. Смерть на втором плане, но она становится желанной для человека, истерзанного голодными пытками. Это понимали голодающие, поэтому они сопротивлялись и боролись до тех пор, пока сохранялись хоть какие-то силы, сохранялся разум.

Тёмные закоченевшие трупы погибших итальянцев начинало заносить снегом, а «большие» пацаны не появлялись. Малыш прополз под расколотыми осколками и шальными пулями досками сарая, пробрался к соседнему погребу, в котором пряталась семья близнецов.

В кромешной тьме, при коптившем фитильке каганца, сидела старуха. Валерка спросил её, где Колька. Старуха вроде дремала. Пришлось спросить громче. Не открывая глаза, она ответила:

Листовки нацистской Германии для СССР

Листовки нацистской Германии для СССР — предназначенные нацистской Германией для Советского Союза агитационные материалы в виде листовок. Разного содержания пропагандистские листовки распространялись, часто с использованием сил ВВС нацистской Германии, как на территории СССР, так и на территории большинства стран — участниц антигитлеровской коалиции.

В первые годы войны пропагандистское распространение листовок производилось вермахтом с целью стимулирования бойцов Красной армии к «спасительному» получению статуса советского военнопленного или дезертирству, позже предлагалось пополнить ряды коллаборационистских отрядов, например РОА. Результат агитации в первую очередь зависел от тяжести военной ситуации.

Ряд исследователей отмечают эту форму пропаганды как самую эффективную [1]

По данным исследований, немецкие пропагандисты с 1939 г. по 1945 г. изготовили и распространили на фронтах около 5 млрд экземпляров листовок. [1]

Историк Игорь Ермолов [2] и историк Александр Окороков [3] считали, что на стилистику немецких листовок повлияли антисоветские настроения сотрудничавшей с немцами русской эмиграции. Однако сотрудник пропагандистской службы Вермахта, русский эмигрант Александр Казанцев , утверждал, что сочиняли листовки сами немцы, часто зондерфюреры фронтовых пропагандистских служб [4] . Этот известный антисоветчик, сокрушаясь о неудаче листовок про жида-политрука [5] , так охарактеризовал содержание большинства немецких листовок:

Весь текст листовок, как правило, уснащался какими-то причмокиваниями, неудобоваримыми немецкими шуточками и остротами, безграмотно переведенными на русский язык, безграмотно настолько, что приходилось долго соображать, мысленно переводить всё это на немецкий, чтобы догадаться о тех крохах смысла, которые вкладывали туда авторы. В нашу лабораторию часто давались эти листовки, изданные на фронте, нашим экспертам для отзыва и критики. Листовки эти поступали тысячами — каждый отдел пропаганды на фронте выпускал свои собственные. Характеристика их сводилась уже не к выяснению вопроса, удачная листовка или неудачная, а о том, — больше или меньше она вреда принесет немцам, будучи переброшена солдатам и офицерам Красной Армии. За большинство из них советское командование могло бы заплатить с удовольствием крупные суммы.

В годы ВОВ, удивляясь низкому качеству некоторых немецких агитационных листовок [6] , бывший редактор оккупационной газеты «За родину» коллаборационист Анатолий Макриди (псевд. Стенрос) пытался выяснить у немецкого генерала, «почему немцы так халтурно ведут антикоммунистическую пропаганду и поручают её всяким проходимцам» и получил исчерпывающий ответ: «…мы и так победим».

Фронтовики долгое время вспоминали непродуманные немецкие листовки, например, «Сталинград возьмем бомбежкой, в Астрахань войдем с гармошкой» [7] , очевидец Лев Аннинский вспоминал запомнившиеся ему с детства странные листовки против рытья противотанковых рвов в Белоруссии: „Девочки-беляночки! Не копайте ямочки…“ [8] , схожие по содержанию малоэффективные листовки «Дамочки, не ройте ваши ямочки, придут наши таночки, зароют ваши ямочки» разбрасывались силами люфтваффе на подступах к Ленинграду [9] . Бывали случаи, когда, выпытав фамилии командиров у пленных солдат, немцы печатали и распространяли листовки на позициях этих командиров с обращением к ним [10] .

Зачастую на немецких листовках был так называемый «Пропуск» («Passierschein» или «Ausweis») с обычными для такого рода документов гарантиями сохранения жизни [11] [12] .

В период ВОВ наличие листовки с «пропуском в плен» у красноармейца вызывало подозрение следственных органов о его неблагонадёжности [13] . Зная о запрете на хранение листовок, службы пропаганды Вермахта шли на ряд ухищрений, например, делали листовки на курительной бумаге, с обоснованным расчетом на то, что из-за дефицита бумаги бойцу жалко её выбросить [14] , по этому поводу фронтовик Елеазар Мелетинский вспоминал о случае, когда не знающий русского языка солдат был строго наказан за раскуривание, а значит и хранение подобной листовки [15] . Бывший секретарь военно-полевого суда Яков Айзенштат утверждал, что наличие листовки рассматривалось трибуналом как отягчающее обстоятельство, и дело часто заканчивалось расстрелом военнослужащего, сохранившего листовку [16] . Гражданские лица также наказывались за чтение листовок, к примеру, в том числе и за это был репрессирован художник Василий Ситников, а по детским воспоминаниям блокадника Александра Траугота, брата художника Валерия Траугота, ленинградское радио регулярно передавало списки расстрелянных за хранение листовок, подобных «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» [17] .

Антисемитская тема присутствовала во многих немецких листовках, иногда она находила отклик у солдат советской армии [18] , что послужило причиной сильного душевного волнения [19] литературного критика Льва Аннинского, который заметил расчёт немецкой пропаганды на особенности менталитета целевых групп, реализованный, к примеру, в содержании сексуального характера листовок, подготовленных немцами к французской кампании [20] , и антисемитских листовок, распространяемых ими же на советской территории во время ВОВ [21] .

Немецкие листовки, в соответствии с приказом командования Красной армии, подлежали уничтожению, с этой целью ответственные за сбор листовок солдаты собирали их и сжигали [22] .

Пример генерала Власова использовался службами пропаганды Третьего Рейха для агитации солдат Советской армии, разбрасывались листовки с советом следовать примеру Власова [23] . Власовские листовки имели определённый успех как на восточном фронте, так и в тылу. Иногда на передовой выступали генералы РОА, которые активно пропагандировали солдат РККА к сдаче в плен. Власовская пропаганда была вполне успешной, имеются сведения, в которых упоминается сдача в плен солдат РККА даже в марте-апреле 1945 года. Во время боевых стычек солдаты РОА активно через своих пропагандистов применяли весьма убедительные речи, которые иногда склоняли целые подразделения РККА к сдаче в плен именно власовцам. Третий рейх не сразу, но стал использовать литературный талант и дар убеждения некоторых участников РОА, в основном целью их воззваний было убедить красноармейцев перейти на сторону немцев [24] , на эту тему был выпущен ряд листовок.

Читайте так же:
Что лучше для строительство кирпич или монолит

Немецкие листовки «внутреннего пользования» для солдат Вермахта Восточного фронта носили антисоветский характер, разжигающий ненависть к Красной Армии. Выглядело это следующим образом:

Так, среди военнослужащих вермахта в огромном количестве распространялись листовки и брошюры с фотографиями советских солдат; преимущественно из Средней Азии, которые были снабжены следующим текстом: «Вот каковы татаро-монгольские твари! От них тебя защищает солдат фюрера!»

В этой же книге Олег Романько отмечал, что «монголы» из этих материалов были такой же фигурой пропаганды, как и «еврейские комиссары», ссылаясь на авторитетных учёных, украинский военный историк утверждает, что большинство немцев понятия не имели, кто такие монголы и тюрки.

  1. 12В статье ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОТИВОБОРСТВО СССР И ГЕРМАНИИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Щвец Т.Д. пишет:

«Немецко-фашистская пропаганда использовала самые разнообразные формы информационнопсихологического воздействия на вооружённые силы и гражданское население противника. Главными из этих форм являлись: устная, радио-, кино- и печатная пропаганда. В ходе Великой Отечественной войны основной формой воздействия на военнослужащих Рабоче-Крестьянской Красной Армии и гражданское население РСФСР стала пропагандистская печать. Однако сфера её распространения по необходимости ограничивалась территорией временно оккупированных областей. Самой же эффективной формой пропаганды, воздействие которой распространялось и на военнослужащих РККА, и на население ближнего тыла, являлись монолистные печатные издания, в первую очередь – листовки. По данным германского исследователя листовочной пропаганды К. Кирхнера, немецкие пропагандисты с 1939 г. по 1945 г. изготовили и распространили на фронтах около 5 млрд экземпляров листовок [18, с. 124]. »

Не век нам сидеть в окружении…

Закончилась бомбежка числа 18 марта, а 19 марта коридор был закрыт противником. Так мы оказались в окружении. Своих самолетов во время этого ада мы не видели. Снабжение боеприпасами и продуктами по коридору прекратилось, и это сразу отразилось на и без того мизерном обеспечении нас снарядами, продуктами для людей и фуража для лошадей. Обстрелы артиллерии после такой бомбежки мы переносили легче.

Наши огневики-батарейцы еще задолго до бомбежки понастроили немало ложных батарей из макетов орудий, которые сами же и сооружали из подручного материала и слегка их замаскировывали. Иногда ночью на этих «батареях» ставили боевое орудие и делали два-три выстрела, чтобы по пламени противник мог их засечь и днем открыть по ним массированный огонь. Цель таких ложных батарей – ввести в заблуждение противника и вынудить его расходовать побольше боеприпасов. И нам это часто удавалось. В эту бомбежку все ложные батареи были уничтожены. Все болота и леса перемешаны с землей, зайдешь в такой лес, чуть подует ветер, и огромные деревья вдруг начинают то здесь, то там падать. Оказывается, их стволы у основания перебиты осколками, и пока не было ветра, они еще стояли. Наш рацион сократился наполовину и более, но это еще не голод, хотя и голодно. А лошадей перевели на веточный корм. Заготавливали ветки, запаривали, чтобы были помягче, рубили и скармливали лошадям. От такого корма лошади худели на глазах.

Снабжать нас начали по воздуху на самолетах «У-2», которые у нас звали «хозяином» тайги или фронта, а на юге – «кукурузниками». Самолеты сбрасывали нам продукты питания и боеприпасы, тех и других было очень мало.

Огонь мы вели только прицельно и в крайних случаях, а натиск противника усиливался, особенно на 1000-й стрелковый полк, который занимал оборону от Б. Замошья на запад в направлении на Горенку. Вскоре мне приказали перенести свой наблюдательный пункт в расположение 1000-го стрелкового полка, куда мы и перешли. Обзор на новом месте был хуже, так как лес был гуще и выше.

У Б. Замошья просматривалась окраина деревни, а в ее центре и южнее кое-где крыши. На новом месте обустроились, построили землянку, оборудовали ячейки для круговой обороны, пристреляли батарею.

Противник развернул пропагандистскую работу. Засыпал нас листовками с самолетов, в которых расписывал, что мы находимся в безвыходном положении, предлагая нам сдаваться в плен, обещал хорошее отношение, трехразовое горячее питание и извинялся, что у них мало столовых приборов, поэтому просил захватить котелки и ложки. Восхвалял свою якобы непобедимую армию, ни слова не говоря о том, что эти «непобедимые» были нами разбиты под Тихвином, Москвой, и что они в битвах с Красной армией несут большие потери в людях и в технике. Листовки, как правило, заканчивались напечатанным пропуском, который нужно им предъявлять, чтобы они приняли в плен, но прежде нужно было винтовку штыком воткнуть в землю. Если по каким-то причинам пропуска нет, то тогда нужно было кричать: «Бей жида, политрука, рожа просит кирпича!». Эти слова, якобы, заменят пропуск. Все листовки были примитивны по содержанию. Рассчитаны на невежественных, отсталых людей, а не на наших бойцов, уровень образования и культуры которых значительно возрос за годы Советской власти, и потому эти листовки не могли достичь своих целей. Участилось использование агитационных машин через репродукторы, установленные на передовой противника. Содержание этих выступлений мало отличалось от того, которое было в листовках. Заканчивались эти передачи обычно призывами с надрывным криком: «Бейте артиллеристов, бейте Жигалова!». Капитан Жигалов командовал первым дивизионом нашего полка. А в целом этот призыв мы воспринимали как высокую оценку противником деятельности артиллеристов. Она поднимала наш боевой дух, несмотря на большие потери в этих боях. Таким образом, результат этой агитационной работы был прямо противоположен тому, который ожидался фашистскими пропагандистами. Жаль, что у нас каждый снаряд был на счету, и мы не могли их проучить так, как того они заслуживали. Ну, погодите! Не век же нам сидеть в окружении. Будет и у нас снарядов по потребности.

До конца марта шли кровопролитнейшие бои за коридор, который переходил из рук в руки. Бои шли круглые сутки, и вся местность была в огне и дыму от грохочущих разрывов. Наконец 30 марта коридор перешел в наши руки, и к нам начали поступать долгожданные боеприпасы, фураж, продукты питания и пополнение людей.

Появилась возможность сходить на огневую позицию батареи, путь на которую проходил через М. Замошье, где сохранилось одно строение. Подошли мы к этому строению и видим, летит наш самолетик «У-2». Летчик выключил мотор и стал парить над нами, высунулся из кабины и крикнул: «Где я?». Мы ему прокричали: «Малое Замошье». Он тут же включил мотор и улетел на восток. Сориентировался.

Читайте так же:
Полнотелый глиняный кирпич м75

Через несколько дней нам приказали вернуться на старый наблюдательный пункт. Самолеты «У-2» не только снабжали нас боеприпасами и продуктами, увозили раненых, но и выполняли чисто боевые задачи и обычно ночью. За это их называли ночными бомбардировщиками. Наберет высоту над нашей территорией, выключит мотор и планирует над Большим Замошьем, сбрасывает связки гранат и даже стреляет из какой-то пушки. До нас звук выстрела доносился как «тьфу», напоминающий плевок, а самолет после выстрела отбрасывало в сторону, сразу включался мотор, и «У-2» на бреющем полете над нашими головами улетал в тыл. Особенно в ясные ночи при луне мы все это хорошо видели. Пленные немцы жаловались, что «русь-фанера» (так они звали «У-2») бросает гранаты прямо в трубы печей, нанося удары по спящим в избах немцам.

В мартовские бои дивизия понесла огромные потери среди бойцов и командиров. Многократно наш полк направлял людей для восстановления коридора. Когда он был восстановлен, от его защитников в живых остались единицы. Батарея направила несколько человек разыскать трупы наших бойцов, убитых в этом огненном коридоре, и похоронить их на полковом кладбище около Мясного Бора. На участке нашей обороны посланцы батареи обнаружили обгорелые тела и лишь по некоторым признакам опознали, что это наши батарейцы. До последней секунды жизни они оказывали упорное сопротивление противнику, погибли, но не отступили. Их, мертвых, а может быть, и полуживых, враги облили бензином и сожгли. Непобедим народ, у которого такие сыны. Коридор от 2-й Ударной армии до Большой земли был восстановлен.

У нас же в орудийных расчетах вместо семи человек осталось по 2–3 бойца. Коней в батарее только-только хватало на орудийные упряжки, то есть на 4 орудия – 24 лошади, вместо былых 65 коней. Не подумайте, что если из 7 человек на орудие в его расчете осталось 2–3 человека, то, получается, что 4–5 человек из каждого орудийного расчета погибли. Нет, погибло значительно больше. Мы многократно получали пополнения. Но бои шли непрерывно и замена погибших новыми бойцами не восполняла всех потерь, не говоря о профессионализме, которого не было у вновь прибывших.

В те дни через своих разведчиков я запрашивал у комиссара батареи – где находится знамя полка? Он отвечал, что по приказу командира полка знамя передали в тылы полка, которые находились на восточном берегу Волхова вместе с тылами дивизии. Там же хранилось и знамя дивизии по приказу командира дивизии Барабанщикова.

Сам командир нашего полка, видимо, распорядился о хранении боевого знамени полка в его тылах на основании устного указания Барабанщикова. Такое указание не могло касаться только нашего полка. Вероятно, и стрелковые полки поступили так же.

После выхода из окружения я продолжал службу уже в 608-м артполку 165-й стрелковой дивизии, где заместителем командира артполка по строевой части был бывший начальник разведки 830-го артполка майор Менжулин, которого я хорошо знал, как и он меня. Менжулин мне говорил, что сейф с документами полка он закопал, но о боевом знамени не упомянул, речь шла только о документах. Место, где закопан этот сейф, мне он не назвал, а я не спрашивал. Раз не сказал, значит так нужно. Впоследствии Менжулин погиб уже на территории Польши и тайну захоронения сейфа унес с собой, а я в эти дни лежал в госпитале на Кавказе. Возможно, после выхода из окружения на допросах в особом отделе Волховского фронта Менжулин называл место, где он закопал сейф полка, и эти объяснения, которые мы все писали неоднократно, есть в архивах. Но где же эти архивы? Генерал Новиков, который служил в СМЕРШе 52-й армии, отмолчался и не ответил ничего об архиве. Без наших боевых знамен не могла возродиться после повторного формирования 305-я стрелковая дивизия со всеми полками: 1000-м, 1002-м, 1004-м стрелковыми и 830-м артиллерийским.

В апреле 1942 года к нам с пополнением в 5-ю батарею прибыл лейтенант Моисей Самуилович Шамовский. До фронта он работал инженером на одном из заводов, кажется, Кемеровской области. С его приходом в нашей батарее наконец-то появился командир взвода управления. С ноября 1941 года обязанности командира взвода управления и командира батареи в одном лице выполнял я.

М. С. Шамовский был хорошо подготовленным лейтенантом-артиллеристом, общительным и доброжелательным человеком. Он быстро освоился и расположил к себе всех. Мне с ним стало полегче работать. Немалую роль в этом сыграла его большая курительная трубка, в которую входило полпачки махорки. Пойдет к пехоте, попросит табачку на трубочку, те, не подозревая подвоха, протягивают ему кисет. Такой трубки хватало нам на всех. А с табачком у нас было плохо.

Началась весна, и коридор залила вода. Растаявшие болота вынудили огневиков строить из бревен настилы, на которые устанавливались пушки, а для упора станины своим сошником пристраивали дугообразные упоры, чтобы орудие при откате от выстрела не проваливалось в болотистую почву. Нам на наблюдательном пункте приходилось почаще вычерпывать воду из землянок.

305-й стрелковой дивизии пришлось растянуть оборону до горловины коридора по берегу Большого Замошского болота. За боеприпасами и продуктами на Большую землю добирались по коридору, залитому водой, под которой были глубокие и не очень глубокие воронки от разорвавшихся снарядов и бомб, конкретную глубину которых можно было узнать, когда в нее свалишься вместе с конем и грузом. И все это под непрерывным огнем из всех видов оружия и бомбежке авиации. Для выполнения этих заданий выбирали наиболее крепких и выносливых. Многие в таких походах погибали или возвращались ранеными и больными. Так, комиссар 5-й батареи политрук Хомич вернулся хотя и не раненым, но таким распухшим, что на него не могли надеть нижнюю рубашку и эвакуировали на Большую землю самолетом. Командир орудия А. И. Зайков со своей группой попал под бомбежку на Большой земле и был контужен, однако доставил груз в батарею, и после этого был отправлен в медсанбат нашей дивизии, который располагался в районе Новой Керести. Такое выполнение боевых заданий – не единичные примеры, а массовые, я привел их в подтверждение обычных условий войны.

28 мая 1942 года противник снова захватил коридор, и опять на старом месте между речками Полисть и Глушица 305-я стрелковая дивизия оказалась отрезанной от своей 52-й армии и была переподчинена 2-й Ударной армии, которая действовала в этих районах и была тоже окружена.

Читайте так же:
Расценка по облицовочному кирпичу

305-й стрелковой дивизии была поставлена боевая задача прочно удерживать оборону в районах Большого и Малого Замошья. Как нам объяснили, с наступлением зимы это будет хороший плацдарм для наступления на Ленинград. Вскоре, с ухудшением обстановки, нам было приказано прочно удерживать оборону на тех же позициях и прикрывать отход 2-й Ударной армии. Волховский фронт вошел в состав Ленинградского фронта.

Противник сконцентрировал большие войска и усилил натиск на боевые порядки 305-й стрелковой дивизии. Почти непрерывные бомбежки и артиллерийско-минометные налеты в сочетании с атаками пехоты противника не принесли ему никакого успеха на рубеже обороны нашей дивизии. Нам объявили, что, как только мы выйдем из окружения, дивизии присвоят звание «Гвардейская». Личный состав 305-й стрелковой дивизии прошел большой боевой путь оборонительных и наступательных боев. Мы к этому времени уже имели опыт по ведению боя и в окружении. Почему позволили противнику окружать нас многократно на одном и том же участке в горловине зимнего прорыва, не расширив ее силами 59-й армии с севера и 52-й – с юга? Организация тех боев была очень плохой. Свежие части, где личный состав был плохо обучен, не вооружен должным образом, без рекогносцировки бросали в бой, даже толком не объяснив обстановки и не поставив боевой задачи, прямо с марша.

Так, в начале июня 1942 года на передовую прибыли части 165-й стрелковой дивизии из города Кургана (Зауралье). Как проходил ее первый бой, мне рассказали его участники. Приказали занять исходное положение около железнодорожного полотна станции Мясной Бор. Задачу поставили так: наступать прямо и только вперед, и подняли в атаку. А наши окопы были на 1–1,5 км впереди, где воины другой части держали оборону. Местность открытая, довольно ровная, немцами пристреляна. Как только 165-я стрелковая дивизия пошла с этого рубежа в атаку, противник открыл ураганный огонь, начались потери личного состава. С криками «ура!» добежали до Теремца Курляндского. У кого личное оружие выходило из строя, бросали его, хватали у убитого товарища и бежали вперед и вперед. За Теремцом Курляндским начался склон, а метрах в 200 – лес. И вот тут на склоне к лесу оказались окопы, а в них наши бойцы держат оборону. Они спросили воинов 165-й стрелковой дивизии:

– Это вы куда бежите?

– Так ведь в атаку-то ходят вон оттуда!

И показывают вперед к лесу на нейтральную зону метрах в ста. А дивизия в такой бестолковщине уже потеряла треть состава и залегла. Чрезмерная спешка исключала должную подготовку к восстановлению коридора окруженным войскам. В бой бросали малые силы, что кончалось их гибелью.

305-я стрелковая дивизия, как и другие части 2-й Ударной армии, попала в очень тяжелое положение. Снабжение боеприпасами и продовольствием было отвратительным, а лошадей кормили так называемым веточным кормом, от которого они дохли, а мы их трупы ели.

С апреля месяца мы ни разу не получали нормального питания да еще половину марта провели голодом в окружении. Вот обычный дневной рацион нашего питания: 1 пачка концентрата каши пшенной, грамм 150–200 на 10 человек, каждому столовая ложка сухарных крошек и иногда чайная ложка сахарного песку, а соли совершенно не было. Почему-то интенданты вместо соли посылали нам сахар, а надо бы наоборот.

Материал для публикации передал:
Владимир Александрович Добров

Воспоминания ранее были опубликованы «Бои под Новгородом 1941-1942″, Екатеринбург 2005, Издательский дом УрГЮА. Тираж 100 экземпляров.

Плен сына Сталина — лучший инфоповод. Как работала немецкая пропаганда на оккупированных территориях?

Пропаганда во время войны играет особую роль. Пропаганда велась с обеих сторон – и с советской, и с немецкой. В обоих станах велась пропагандистская работа, направленная на врага. Но существовал и особый раздел немецкой пропаганды – направленной на оккупированных советских граждан.

Принципы нацистской пропаганды

  1. Главнейшие принципы агитационного материала были составлены лично Гитлером:
  2. Непременное обращение к «массе».
  3. Воздействие на чувства, а не на разум.
  4. Изложение идеи в краткой, легко запоминающейся простой формуле.
  5. Чтобы ложь стала правдой, ее необходимо излагать в максимально доступной форме и постоянно настойчиво повторять.
  6. Для пропаганды все средства хороши, если они способствуют достижению цели.
  7. Необходимо использовать весь спектр способов воздействия, говорить с людьми на их языке.

Таким образом, характерной чертой гитлеровской пропаганды стала примитивизация лозунгов и образов, расчет на малограмотные и политически несведущие слои населения.
Пропаганда в оккупированных европейских странах

Разумеется, агитация велась и в захваченных Гитлером европейских государствах – Франции, странах Скандинавии. Шведы, норвежцы и датчане считались «своими», «истинными арийцами», потому и пропаганды была соответствующей. Французы считались уже чужим, хоть и родственным народом, а потому их следовало «воспитывать».

Плакаты, вывешенные на Елисейских полях. Текст: «Они отдают свою кровь, отдайте де свой труд для спасения Европы от большевизма».
Любопытно, что для возбуждения межнациональной ненависти немцы использовали и дорогие французам образы из прошлого. Так, сразу после бомбардировки англичанами Руана был выпущен плакат с казненной в этом городе Жанной д’Арк. Надпись на плакате гласила: «Убийцы всегда возвращаются на место преступления».

Плакат с Жанной д’Арк

Плакат с Жанной д’Арк

Существовала в пропаганде и тема работ в Германии. Однако стиль агитационных плакатов был достаточно мягким – французов лишь «приглашали работать», обещая лучшие условия и большую зарплату.

Надпись: «Если хочешь зарабатывать больше, приезжай на работу в Германию».

Надпись: «Если хочешь зарабатывать больше, приезжай на работу в Германию».

Пропаганда в Советском Союзе

Отношение к славянам у фашистов было принципиально иным. Как известно, они считались неполноценной расой и в будущем предполагалось их полное уничтожение или же максимальное онемечивание, «облагораживание». Поэтому пропаганда на территориях СССР (и в Польше) была несколько иной, имела целью уничтожить национальную культуру народа и разобщить его. Главной идеей было разжигание межнациональной розни.

Активно распространялась немцами листовка с антисемитским содержанием

«Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!»

Такая листовка, кроме призыва к межнациональной розни, содержала еще и «пропуск» в немецкий плен. Данное воззвание обещало перебежчикам сытную еду, хороший прием, достойную работу.

Версии о происхождении и авторстве подобных листовок разнятся. Большинство историков склонны полагать, что их авторами являлись русские белоэмигранты.
Со своей стороны, русские коллаборационисты, не скрывавшие своего сотрудничества с нацистами, всячески открещивались от авторства листовки. По их мнению, данный лозунг был, очевидно, провальным и родился из-за недооценки фашистами советских людей с антикоммунистическими настроениями. Некоторые коллаборационисты даже предлагали свою помощь в изменении лозунга, но руководство было уверено, что победа будет достигнута и без этих «мелочей».

Читайте так же:
Цвета кирпича по цветам ral

Агитационное воздействие данной листовки на советских людей незначительно. У большинства получивших ее бойцов она вызывала лишь смех или же омерзение. Возможно, кого-то и затронул антисемитский призыв, но это были единицы. Негативно отнеслись к листовке даже оппозиционеры-представители интеллигенции, мечтавшие об освобождении от большевизма.

Особняком в немецкой пропаганде стоят листовки с сыном Сталина. Это довольно интересное явление – данная листовка, в отличие от лозунга «Бей жида» — производила нужный эффект.

На начальных этапах войны расчет немецкого командования частично оправдался – советские войска несли большие потери и некоторые бойцы, увидев листовку о пленении сына самого Сталина, действительно сдавались в плен. Солдаты рассуждали так: раз с сыном вождя ничего не сделали, то уж простому пехотинцу и подавно ничего не грозит.
Однако некоторые рядовые, напротив, не верили в информацию, распространяемую в листовке, считая ее дезинформацией. Кроме того, внешность старшего сына Сталина не была широко известна народу.

Современные историки полагают, что фотографии плененного Якова Джугашвили могли быть сделаны скрытой камерой в немецком плену. А далее за счет искусного фотомонтажа создавалось впечатление «счастливой жизни» в плену и активного сотрудничества сына Сталина с немцами.

Немецкие плакаты

Немецкие плакаты, предназначавшиеся для оккупированных территорий, а также для советских бойцов, заслуживают особого внимания.

Основным мотивом была бессмысленность сопротивления. Плакаты для советских солдат призваны были внушить чувство безнадежности и страха перед мощью немецкой армии. Единственный выход из создавшегося положения – сдаться в плен.

Плен же, напротив, представлялся как нечто прекрасное, как поистине «патриотический поступок».
Для жителей оккупированных территорий во всех красках расписывали прелести работы в Германии.

Известно, что на работы в Германию увозили насильно, поэтому никакого мотива добровольности и приглашения (как во французских плакатах) не было. В данном случае немцы больше упирали на необходимость работы для якобы грядущего «светлого будущего».
Конечно же, в пропагандистских плакатах выставлялись с отрицательной стороны те, кто продолжал активную борьбу даже в оккупации – партизаны.

Они представлялись исключительно поджигателями, ненавидящими все население оккупированных территорий и несущими разорение и смерть.
Плакаты, как и листовки, печатались на разных языках – не только на русском, но и на украинском, белорусском и др.

Газеты и другие периодические издания

Также активно издавались газеты, выпускавшиеся на различных языках: украинском, русском, белорусском, молдавском и др. Главным мотивом был антисемитизм, встречались и религиозные мотивы, щедро сдобренные политической пропагандой (журнал «Православный христианин»). Немцы стремились охватить агитацией все население, поэтому на Северном Кавказе выходили газеты с лозунгами: «Аллах над нами – Гитлер с нами!».

Газета «Новый путь», издававшаяся в Смоленске

Газета «Новый путь», издававшаяся в Смоленске

На главных полосах в таких изданиях печатались сведения о победах гитлеровской армии, далее располагались статьи о будущей прекрасной жизни, имелась и непременная критика советского строя.

Любопытно, что для каждого региона издавалась своя газета, строго каралось распространение периодики, предназначенной для одного региона, в другом.

Радио

Немецкая пропаганда распространялась и с помощью радио. Хотя все население Советского Союза с началом войны было обязано сдать радиоприемники, а прослушивание иностранных передач строго каралось, немцы все равно выпускали программы для жителей СССР.

Вел эти передачи некогда заслуженный артист РСФСР Всеволод Блюменталь-Тамарин. Попав на оккупированную территорию, он стал активно сотрудничать с захватчиками, посещал Берлин и выпускал регулярные передачи, в которых имитировал голос Сталина. В таких сообщениях озвучивались фальшивые приказы советского правительства, распространялась дезинформация о действиях и положении советских войск.

Как только положение на фронте поменялось, и немцы стали сдавать свои позиции, Блюменталь-Тамарин навсегда переехал в Германию, выступал там с сольными программами и уже не принимал участия в агитационной деятельности. Но в 1945 году его нашли повешенным – скорее всего, к смерти артиста-предателя приложило руку МГБ.

Фильмы

Немцы снимали и пропагандистские фильмы, предназначенные для русского населения. Однако киноагиток для советского народа было снято немного, и все они в основном рассказывали о прелестях работы в Германии. Гораздо большее внимание немецкое командование уделяло кинопропаганде среди «своих» — всего за время Третьего Рейха было выпущено более 1200 фильмов.

Известен случай, когда в 1944 году, для того, чтобы пустить пыль в глаза мировой общественности и Красному Кресту, был снят псевдодокументальный фильм «Фюрер дарит евреям город», создатель которого, заключенный концлагеря, позже погиб в газовой печи…

Иные способы пропаганды

Для пропаганды пользовались не только плакатами и листовками. Заигрывание с национальными движениями привело к созданию протоправительственных организаций по национальному признаку: Украинский центральный комитет, Киевский курень, Белорусская краевая оборона.

В Киеве был образован агитационный Музей-архив переходного периода. Имелся в виду период перехода от советской власти до победы германского оружия. Он просуществовал всего полгода и из-за низкой посещаемости был закрыт.

Кроме того, своеобразной пропагандой являлось и создание на оккупированных территориях ощущения, что жизнь продолжается. Открывались церкви, работали кинотеатры, проводились различные культурные мероприятия.

Немецкая пропаганда не брезговала и прямой дезинформацией – так, людям внушали, что большевизму уже пришел конец, захвачены Москва и Ленинград. Для большей достоверности в листовках или периодических изданиях могли печататься фотомонтажи, изображающие гитлеровских солдат шагающими по столице СССР.

goldpekary



Камрад, если на этом месте ты видишь то, что ты ни хера не видишь, то вот почему:
Уведомление об ограничении доступа [eais-1315511] .




Картинка кликабельна

Spendenbelege der „Südmarkspende" des österreichischen „Bunds der Deutschen" über je 2 Kronen vom Mai 1921 mit verschiedenen deutschnationalen Motiven.
Dänemark.


126 x 90 mm

Фюрерчики на Фатерлянде.

11,7 x 18,8 cm




1.000.000 → 100.000.000. 1923 год.



Свастику забыли пририсовать.

Фюрерчики в Югославии.

Фюрерчики у нас.

№ 145275. 「 Картинка кликабельна

№ 178400.

№ 208125.

№ 314777.

№ 805535.

№ 947732.

Картинка кликабельна

Наш ответ чемберленам .

Два брата-акробата, блеать !

Hollande — торжествующий боевой 3,14дарас!

Союзнички, два раза блеать !


Ну а закончить этот пост хочется так:

И два контрольных в голову:

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector